Журналист Александр Драбкин поделился мнением об антикоррупционных делах в Еврейской АО

Антикоррупционное следствие на примере дела экс-мэра Биробиджана — так называется материал известного биробиджанского журналиста Александра Драбкина. В прошлом работник прокуратуры, он знает все «подводные камни» следствия, а также о том, как работают правоохранительные структуры.

БИРОБИДЖАН, «Город на Бире» – Пресс-релизы об итогах расследования скромнее, так как заканчиваются они по большей части оправдательными приговорами судов. Иногда дела тихо прекращаются по нереабилитирующим основаниям – тут уж как следователи и обвиняемые договорятся. Сроки расследования продлеваются – порою по несколько лет.

Читаешь сообщения о громких уголовных делах, возбужденных в отношении должностных лиц различного уровня, и воистину восхищаешься бдительностью и мастерством правоохранительных органов. По крайней мере, как пишет газета «Ди Вох», у нас в области об обнаружении и раскрытии таких преступлений сообщают громко.

Вот далеко не полный список бывших подследственных, обвиняемых в совершении должностных преступлений коррупционного характера: подполковник полиции Александр Шевченко, полковник внутренней службы Ольга Корниенко, зам. главы администрации Приамурского городского поселения Александр Костял. Все они в итоге были оправданы судом, а некоторые даже успели получить компенсацию за причиненный моральный вред.

Впрочем, выносят суды и обвинительные приговоры. Самое резонансное из «должностных» дел – привлечение к уголовной ответственности бывшего мэра города Биробиджана Андрея Пархоменко. Разбирательство было связано с отчуждением кинотеатра «Родина». 15 сентября Биробиджанский районный суд признал Пархоменко виновным по ч. 3 ст. 285 УК РФ – использование лицом, занимающим государственную должность, служебных полномочий вопреки интересам службы из корыстной или иной личной заинтересованности и повлекшее при этом существенное нарушение интересов граждан и тяжкие последствия. Приговор – четыре года лишения свободы условно с испытательным сроком три года и с лишением права занимать государственные должности и должности в органах муниципального управления в течение трёх лет. Решение суда в законную силу ещё не вступило.

Последовательность и содержание событий, предшествующих приговору суда, видятся нам интересными и поучительными.

Уголовное дело возбуждено 19 февраля 2015 года, мэр города задержан и водворен в изолятор временного содержания. Напомним, как сам Андрей Геннадьевич рассказывал об этом событии: «Не меньше десяти человек спецназа подбежали ко мне, когда я вышел из автомобиля, чтобы пройти на рабочее место. Они завернули мне руки за спину и надели наручники. Так – в наручниках – меня и привезли домой, где был сделан обыск. Не понимаю смысла таких действий. Я бы явился по повестке и даже просто по телефонному звонку. Видимо, нужен был спектакль, а может, кто-то предположил, что такая форма задержания меня сломает.

Не более чем «спектаклем» выглядит и принудительное выдворение арестованного Пархоменко из палаты онкологического диспансера, где ему планировалось сделать операцию. Четыре сотрудника полиции в масках, наделённые недюжинной физической силой, действовали аккуратно, без применения специальных приемов. И тем не менее целесообразность приказа бывшего начальника УМВД России по ЕАО Чаплыгина непонятна, по крайней мере лично мне, по сей день.

Достаточно много людей из «коррупционного» списка в период предварительного следствия были подвергнуты задержанию и аресту. Примерно так же, как с Пархоменко, обошлись с бывшим замом главы сельской администрации Костялом. Пятого июня 2014 года сотрудники полиции и Следственного комитета публично, в присутствии других работников администрации, надели на Александра Владимировича наручники. Он был задержан по подозрению в превышении власти и служебных полномочий. Костяла представили суду для ареста, но в этом следствию было отказано.

По приказу заместителя руководителя отдела по расследованию особо важных дел СУ СК РФ по ЕАО наручники были надеты даже на семидесятилетнего заведующего областного бюро судебно-медицинской экспертизы Бурдо. В дальнейшем Григорий Викторович, устав от процесса предварительного следствия, согласится на прекращение уголовного дела по амнистии.

Перечень «героических задержаний» можно было бы и продолжить.

Через несколько дней после задержания Пархоменко арестовали. Необходимость такой меры пресечения следствие аргументировало своими опасениями: мол, обвиняемый может скрыться за пределами Российской Федерации. Бывший мэр содержался под стражей до 18 августа – тогда мера пресечения ему была изменена на домашний арест. 19 октября 2015 года его заменят подпиской о невыезде.

Ещё два года будет продолжаться предварительное следствие и суд. С разрешения суда обвиняемый Пархоменко будет выезжать за пределы области и даже за границу государства и ни разу ни на минуту не опоздает ни на проведение следственных действий, ни на судебное заседание.

Точно так же вели себя и названные выше обвиняемые по другим делам. Никто из них не сбежал, не скрылся от следствия и суда.

Судебный процесс над Пархоменко ничем существенным от других не отличался. Последовательное исследование доказательств, ходатайства сторон. Случались и казусы, смешные и печальные. В суде, например, оглашались протоколы допросов свидетелей, которые оказались добуквенно схожи, и даже ошибки в них были одинаковые. Допрошенный в судебном заседании следователь объяснил это тем, что, когда он допрашивал одного свидетеля, дверь кабинета была открыта, и второй в точности повторил показания первого – видимо, память у него хорошая.

Такие же грустные несуразицы рассказывал мне Александр Костял:

«В суде допрашивали следователя, который делал осмотр улиц поселка. В ходе осмотра он всё фотографировал и составлял фототаблицу. А в судебном заседании почему-то не мог назвать улиц, где им же были сделаны снимки. На фотографиях названий улиц видно не было».

Государственный обвинитель в деле Пархоменко так и остался при своем мнении, что постановление, в котором обвиняемый согласовал продажу кинотеатра по заведомо заниженной стоимости, подписал за 15 дней до получения результатов экспертной оценки. То есть получается, что о стоимости кинотеатра он узнал 27 июля, а решение принял ещё 18-го.

Представители прокуратуры в процессе упорно убеждали суд, что «Родина» и до капитального ремонта была не хуже, чем сейчас.

Потерпевшая сторона – мэрия Биробиджана – так и не сумела внятно объяснить, какой вред и в какой сумме ей причинён и в чём выражались общественно опасные последствия для жителей города.

Сегодня «киношное» разбирательство почти в прошлом. Суд дал свою оценку собранным доказательствам и сделал свои обоснованные выводы, которые не оспариваются и не обсуждаются.

Андрей Пархоменко комментировать ситуацию отказался и планами дальнейших действий делиться не стал.

Александр ДРАБКИН

Фото и текст с сайта : http://www.gorodnabire.ru/novosti/sobitiya/lenta/antikorruptsionnoe-sledstvie-na-primere-dela-eks-mera-birobidzhana-andreya-parchomenko

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАШЕМУ КАНАЛУ  — УЗНАВАЙТЕ НОВОСТИ ПЕРВЫМИ!

intro1

Наш блог в Яндекс Дзен

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.