Александр Стругачев рассказал журналистам о своем видении обстановки с налогами в ЕАО

«Главный налоговик ЕАО считает глупой шуткой информацию об уходе из автономии крупных налогоплательщиков» материал под таким громким заголовком 11 апреля опубликовал городской портал «Город на Бире».  Федеральное сетевое издание RusNews1 публикует оригинальный текст и статистические данные, а также комментарий Александра Стругачева (на фото ГТРК «Бира»), который он дал корреспонденту телекомпании «Бира».

Тв-сюжет:  http://biratv.ru/biznes-pokidaet-avtonomiyu-a-oblastnoj-byudzhet-teryaet-dohody/

Текст «Город на Бире» : http://www.gorodnabire.ru/novosti/sobitiya/lenta/glavniy-nalogovik-eao-schitaet-glupoy-shutkoy-informatsiiu-ob-uchode-krupnich-nalogoplatelschikov-v-drugie-regioni  .

Главный налоговик ЕАО считает глупой шуткой информацию об уходе из автономии крупных налогоплательщиков.

«На заседании Совета по улучшению инвестиционного климата и содействию развитию конкуренции в ЕАО руководитель Управления Федеральной налоговой службы по ЕАО Александр Стругачёв назвал неверными данные, которые прозвучали на заседании парламента. Приводим полный доклад Александра Михайловича, который прозвучал на Совете. Вопрос возрастания давления на бизнес в ЕАО налоговыми органами, который постоянно поднимается, как правило, недобросовестными налогоплательщиками, надуман и не соответствует действительности.

Как видно из слайда по организациям за последние 10 лет, выездные налоговые проверки сокращены в 7,6 раза, а по индивидуальным предпринимателям — более чем в 9 раз. Так, например, в 2015 году было проведено всего 17 проверок из 7 тысяч стоящих на учете организаций и индивидуальных предпринимателей (3300+3700). Это чуть больше 0,2% от общей численности.

Арифметика показывает, что подавляющее число организаций и предпринимателей не знакомы с выездными налоговыми проверками. При такой нагрузке понадобится несколько сотен лет, чтобы проверить каждого, тем более что количество проверок будет сокращаться.

У нас никогда не стояла и не стоит задача провести проверку у каждого налогоплательщика. Такая постановка вопроса — очень глупая и дорогостоящая затея. В свою очередь, каждый налогоплательщик может самостоятельно рассчитать степень риска проведения у него выездной налоговой проверки. Для этого нужно просто зайти на сайт ФНС России и ознакомиться с критериями риска. И если он не попадает в эти критерии, то может спать спокойно, налоговики на проверку не придут. В налоговых органах никто и ни при каких обстоятельствах не назначит выездную налоговую проверку без существенных оснований.

Полагаю, что присутствующим в зале известно, что с очень большой вероятностью с января 2017 года налоговые органы РФ будут администрировать платежи в Пенсионный фонд, соц.страх, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования, таможенные платежи и акцизы на алкоголь. На нас будут возложены дополнительные контрольные функции. Мы уже сегодня проанализировали систему назначения выездных проверок Пенсионного фонда и соц.страха в ЕАО. То, что они делают проверки совместно, это, конечно, обоснованно, но количество проверок по 75 ежегодно, которые длятся, как правило, не менее 2-х месяцев, для нас неприемлемо. Я полагаю, что их можно сократить в 5 раз и проводить их одновременно с выездными налоговыми проверками.

По данным Уполномоченного по правам предпринимателей, в 2014 году в области было проведено 3388 проверок, в том числе 16 налоговых. Наших — примерно 0,5% от всех проверок. Но шуму от этих полпроцента — на всю область! Вероятно, опять того, кого не надо, проверили.

На слайде представлена информация по охвату выездными налоговыми проверками организаций от их численности по ЕАО и в среднем по РФ. Как мы видим, на протяжении последних 7 лет в среднем по РФ уровень охвата по выездным налоговым проверкам на 25% выше, чем у нас в области.

По индивидуальным предпринимателям у нас за те же последние 7 лет в 2,5 раза охват по выездным налоговым проверкам ниже. И даже за последние 3 года средний охват по РФ составляет 0,13%, а по ЕАО – 0,11%.

Из последних двух слайдов очевидно, что по позиции «выездные налоговые проверки» наш бизнес проверяется значительно реже, чем в среднем в РФ. Правда, мы и доначисляем на одну проверку в среднем в 2 раза больше, чем по РФ.

Внешняя миграция по индивидуальным предпринимателям и юридическим лицам за последние 6 лет. Она, как правило, всегда была не в нашу пользу. Но у нас, к сожалению, в последние годы уезжают в другие регионы по 6 тысяч человек, а приезжает к нам значительно меньше. И, конечно, среди отъезжающих есть определенный процент индивидуальных предпринимателей. По юридическим лицам у нас за последние 3 года сложился практически паритет – на 59 прибывших к нам выбыло 62.

Причины миграции налогоплательщиков в другие регионы у нас на постоянном контроле. Часть налогоплательщиков, которые прибыли к нам для строительства каких-либо объектов, построив их, снимаются с учета и регистрируются или в родных краях, или едут на другие объекты, где есть для них работа. Это, как правило, крупные налогоплательщики. Например, «Бамтоннельстрой». Построил нам тоннель — и поехал дальше строить. Другие после налоговой проверки сразу снимаются с учета и ищут регион, где вопрос задолженности по налогам, с их точки зрения, не будет беспокоить налоговые органы. Некоторые снимаются с учета в целях получения каких-либо подрядных работ, так как, чтобы получить соответствующие работы, заказчик ставит такие условия.

Кстати, несколько дней назад я встречался с крупным инвестором, который будет осваивать у нас в ближайшее время миллиардные объемы. Он в процессе разговора заявил, что будет привлекать строительные компании, которые стоят на налоговом учете только в нашей области. Это его право, деньги не государственные и ему конкурсы проводить не надо.

Ну и еще один пример миграции налогоплательщиков, как я их называю – особо одарённых. Их не много. Они имеют счета и собственность за рубежом, начиная от Китая и заканчивая в США, приличные состояния, у них обширные связи в правоохранительных, контролирующих, а также иных органах власти. Они предусмотрительно обзаводятся двойным гражданством, а некоторые нацелены на гражданство США. Они действую по принципу: ишак, груженый золотом, откроет любые ворота. И, как правило, ворота открываются, а там, где они не открываются, идут в дело любые методы воздействия.

Так вот эти налогоплательщики, получив информацию о предстоящем в отношении них налоговом контроле, моментально снимаются с налогового учета и встают на учет там, где, по их мнению, принцип про ишака с золотом работает. Они начинают испытывать проблемы, несут незапланированные расходы, так как не ожидали, что единая система налогового контроля уже давно работает по всей России. Они требуют от должностных лиц, которые годами у них были на содержании, принять меры и устранить препятствия, которые мешают им вернуться. А вернуться они очень хотят. Здесь всё непосильным трудом заработанное имущество, здесь бизнес, наработанные годами связи, здесь всё было отлажено. И вот эти проблемы возникли только потому, чтобы не платить укрытые налоги, хотя дешевле же было заплатить то, что положено государству. Не зря говорят: жадность – прямой путь к бедности. Деньги им ума хватило заработать, а учиться на чужих ошибках мозгов не хватает. Тем более, что у нас в области есть примеры, на которых надо было бы поучиться.

Несколько слов об информации на ЕАОМедиа об уже потерянных 550 млн рублей и предстоящих потерях порядка 200 млн рублей областного бюджета в связи с уходом бизнеса из ЕАО. Учитывая, что такая информация была обнародована в преддверии Дня дураков, вечером 31 марта, я посчитал это шуткой и позвонил на ЕАОМедиа. Мне сказали, что это не шутка и у них все ходы записаны. Я предложил им дать мой комментарий, как руководителя организации, только в которой могут знать подобные вещи. К моему удивлению, никакого комментария не дали. Видимо, кто-то запретил. Нельзя же было допустить, чтобы руководитель налогового Управления назвал заявление председателя Законодательного собрания о потерянных 550 млн рублей для областного бюджета первоапрельской шуткой.

Учитывая, что иногда средства массовой информации неправильно истолковывают слова, могут, например, вместо тысяч ошибочно поставить миллионы и т.д., я обратился к Тихомирову Анатолию Федоровичу письменно с просьбой подтвердить его слова хоть какими-то фактами, но уже прошла неделя, а ответа я не получил. Пришлось пообщаться с участниками Законодательного собрания и руководителями некоторых фракций нашего парламента. Выяснилось, что каких-то слов на самом законодательном собрании, которые приведены в информации, Анатолий Федорович на самом деле не говорил, но о потерях налоговых поступлений областного бюджета в 550 млн рублей и предстоящих – 200 млн рублей, а также, что с этим необходимо разбираться – было. И я попробовал разобраться.

Задача была довольно простая и она была выполнена в течение суток. Были запрошены сведения у коллег в Хабаровском крае о суммах налогов, поступивших в бюджет региона по нашим налогоплательщикам, вставших у них на учет. И, как правильно сказал Анатолий Федорович, что налоги у нас с ними практически одинаковые, то, следовательно, мы потеряли ровно столько, сколько приобрели они. Простая арифметика. Но, как я и ожидал, никто из этих налогоплательщиков не дал нам разрешение на разглашение сведений о суммах уплаты налогов в бюджет Хабаровского края не только на данное мероприятие. Мне было запрещено доложить это даже лично губернатору. Я напомню.

Это люди, которые практически на нашей территории ведут свой бизнес, имеют приоритетные заказы, им выделялись самые лучшие участки земли под различные застройки и т.д. Некоторые из них являются одними из самых обеспеченных людей в области, но я хочу сказать, что они никогда не являлись не только крупнейшими налогоплательщиками в области, их даже крупными назвать нельзя.

А если не учитывать НДС, который не поступает в бюджеты субъектов, то некоторых из них по уплате налогов можно сравнить с определенной категорией госслужащих. А если взять налоговую нагрузку, то она у них ниже, чем у учителя в школе. Так что, понятие «крупнейший бизнесмен» далеко не всегда совпадает с понятием «крупный налогоплательщик». Я, надеюсь, доходчиво объяснил, почему эти бизнесмены никогда не допустят, чтобы налоговые органы назвали конкретные цифры по уплате ими налогов в региональные бюджеты. Кроме того, председатель Законодательного собрания, заявивший в местном парламенте, что он отвечает за свои слова, а если дословно «Я вам ответственно заявляю…» и т.д. по тексту тогда должен признать, что его серьезно подставили и отозвать своё ответственное заявление. Хотя как можно подставить человека, у которого бюджет области должен быть настольной книгой и из него, кстати, любому студенту первого курса экономического вуза, видно, что даже если все наши предприятия и организации снимутся с учета и встанут на учет в Хабаровском крае, то бюджет области и в этом случае вряд ли потеряет 750 млн рублей.

На самом деле бюджет области действительно потерял много доходов, но не из-за перерегистрации некоторых наших налогоплательщиков в других регионах, а из-за ликвидации в свое время нашей легкой и пищевой промышленности, завода «Дальсельмаш» и далее по списку. Почему-то тогда этот вопрос Анатолий Федорович не поднимал. Наверное, это было очень опасно.

А сейчас новый губернатор должен отвечать и за то, что сделали до него, и за то, что бизнес уходит в другой регион и областной бюджет в результате этого якобы теряет сотни миллионов рублей. Может, всё-таки есть еще одна причина ухода некоторых налогоплательщиков, которую я не назвал? Может, кто-то искусственно способствует снятию с учета подконтрольного ему бизнеса, чтобы дискредитировать действующую исполнительную власть в области?

Мы регулярно отслеживаем поступления от наших налогоплательщиков, которые хоть как-то оказывают влияние на поступления. По нашей классификации у нас стоит на учете всего 1 региональный крупный налогоплательщик (я думаю, его все знают) и 15 основных налогоплательщиков. Это все юридические лица, так как ни один индивидуальный предприниматель не попадает в эту группу в силу того, что налогов от них, к сожалению, недостаточно.

Из приведённых в таблице налогоплательщиков здесь только две строительные организации, так как остальные не дотягивают до установленного уровня уплаты налогов, чтобы попасть в группу основных. Это Смидовичское дорожное управление и БДРСУ. Мы получили без каких-либо проблем от них разрешение раскрыть любые данные о них. Правда, по нашей ошибке по БДРСУ мы попросили дать разрешение на разглашение налоговой тайны только губернатору области. Поэтому пришлось заштриховать сведения по БДРСУ. Но, я полагаю, что нам хватит и Смидовичского дорожного управления, чтобы понять систему поступления налогов в различные бюджеты, тем более что это предприятие десятое в списке, а у БДРСУ уровень уплаты налогов был ниже.

Как мы видим, Смидовичское дорожное управление за год уплатило чуть более 13 млн рублей. Уберем НДС, так как этот налог поступает в федеральный бюджет, где бы предприятие не находилось на учете, и часть налога на прибыль, который также идет в федеральный бюджет. Часть налога по НДПИ и водный налог также отнимаем в пользу федерального бюджета. Остается в консолидированный бюджет области порядка 4 млн рублей, которые поступили в 2015 году от них. Сейчас допустим, что они снялись с налогового учета в области и весь 2015 год стояли на учете в г. Хабаровске. Вопрос: сколько бы консолидированный бюджет области получил от этого предприятия в этом случае из 4 млн рублей при этих заданных параметрах.

Напомню, само предприятие никуда не делось, оно продолжает работать и, следовательно, НДФЛ практически полностью остается в консолидированном областном бюджете, налог на имущество и транспортный налог в данном случае остается также в нашем бюджете.

С прибылью чуть сложнее. Нужно знать удельный вес среднесписочной численности работников и удельный вес остаточной стоимости амортизируемого имущества. В данном случае хоть налогоплательщик и стоит на учете в Хабаровском крае, но практически весь налог на прибыль получит ЕАО.

В результате, при самых худших расчетах мы отдадим бюджету Хабаровского края несколько тысяч рублей, а при оптимистических расчетах практически все деньги останутся у нас.

Взамен, налоговые органы по Хабаровскому краю получают головную боль по задолженности в федеральный бюджет, так как по НДС она есть практически всегда, и недобрым словом вспоминают налоговые органы ЕАО, которые постоянно с них будут требовать контроля налогов, которые положено заплатить в бюджет области, а порой и назначить выездную налоговую проверку по этому налогоплательщику.

Отмахнуться от налоговиков ЕАО не получится, так как все уже давно знают, что в этом случае будет проинформировано руководство Федеральной налоговой службы.

Что получает налогоплательщик? Он вынужден уже обслуживаться не в одной инспекции, а в двух – и в Хабаровском крае и в ЕАО. Избежать контроля со стороны налоговых органов ЕАО не получится. Более того, налоговики области будут принимать участие в выездных налоговых проверках по особо одаренным налогоплательщикам в составе бригады налоговиков по Хабаровскому краю, чтобы не пострадали интересы областного бюджета.

Так что вопросы областного бюджета по убежавшим от налогового контроля, как мы видим, могут быть защищены. Вопрос стоит только в квалификации, умении работать и наличии воли. У нас пока с этим проблем нет.

Как видно из слайда, наш крупнейший налогоплательщик и 15 основных заплатили за 2015 год всего чуть более 500 млн рублей. Из них порядка 300 млн. ушли в федеральный бюджет. Оставшиеся 200 млн рублей поступили в консолидированный бюджет области. Так вот, если все эти предприятия уничтожат всё своё недвижимое имущество, перерегистрируют транспорт в г. Хабаровске и вывезут всех своих работников за пределы области, то только в этом случае бюджет области может потерять 200 млн рублей. А нам ответственно заявляют, что какие-то два налогоплательщика, не делая ничего, что я назвал чуть выше (они же не идиоты разрушать свои здания и вывозить людей с области), нанесут потери областному бюджету в 200 млн рублей.

Можно было бы и посмеяться, но подавляющая масса людей, с кем мне пришлось общаться по этому поводу, в эту сказку поверила. Кроме того, если бюджет области уже потерял 550 млн рублей и вот-вот потеряет еще 200 млн рублей, то необходимо срочно корректировать налоговые доходы областного бюджета в сторону уменьшения на 750 млн рублей.

Но никакого движения в эту сторону не предпринято и, думаю, не будет предпринято, так как никакие 750 млн рублей из областного бюджета никуда не уходили и не уйдут.

А бюджет области корректировать фактически надо, так как запуск ГОКа откладывается и налоги, на которые была надежда, не поступают, и рассчитывать, что областной бюджет вытащит «Транснефть», сегодня, к сожалению, тоже не приходится. Кризис. Так что потери от недопоступления налоговых доходов в областной бюджет прогнозируются нами очень серьезные, но совсем не от миграции некоторых нарушителей налогового законодательства.

И в заключение о мерах, которые мы применяем в связи миграцией налогоплательщиков, специально ушедших от налогового контроля. В феврале 2016 года мною было доложено руководству Федеральной налоговой службы о некоторых наших налогоплательщиках, ушедших посредством миграции от уплаты налогов в особо крупных размерах. Были приняты соответствующие меры. Теперь наши особо одаренные налогоплательщики — на особом контроле. Куда бы они ни мигрировали, налоги, которые они задолжали, придется платить. Конечно же, если они не мигрируют в Израиль, Италию или США, где у некоторых из них уже всё давно готово к переезду».

Наш блог в Яндекс Дзен

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.