В Биробиджане гора коровьих шкур стала предметом разборок между силовиками

«Шкурный» скандал в Еврейской автономии обернулся конфликтом между пятью федеральными ведомствами. Материал с таком заголовком опубликовала накануне газета «Комсомольская правда в Хабаровске». Федеральное сетевое издание RusNews1 публикует материал со ссылкой на оригинальный текст.
Гора шкур на складе в БиробиджанеГора шкур на складе в Биробиджане. Фото: Василий ЗАДУНАЕВ

События, которые происходили в Биробиджане последние четыре месяца и связанные c ними разбирательства вышли далеко за пределы региона и даже докатились до Министерства внутренних дел России

Опять маленький Биробиджан отличился и в итоге рядовым, на первый взгляд, оперативным мероприятием заинтересовался лично Владимир Колокольцев. Однако больше всего в этой истории поражает не то, что министр отреагировал на происходящее в ЕАО проверкой, а то что, где это видано, чтобы пять (!) федеральных ведомств устроили настоящие разборки вплоть до публичных обвинений во взяточничестве и некомпетентности, и все из-за мелкой китайской компании. «Комсомольская правда» тоже попыталась разобраться в очень запутанном шкурном деле.

Груз 007

Все начиналось весьма банально с точки зрения детективного жанра. Оперативная информация, разработка, выезд на место и… понеслось.

— Мы по информации выехали 8 декабря 2015 года на территорию «Трансконтейнер», куда съезжаются все крупные грузы, прибывающие к нам по железной дороге. Там в трех контейнерах должен был быть нелегальный спирт, который шел в адрес получателя под видом строительных материалов, — рассказывает «Комсомольской правде» оперативный сотрудник ОБЭП ЛО Хабаровский при УТ МВД по ДФО. — Выехали, открыли контейнеры, а там сюрприз… 1680 коровьих шкур.

Необычный груз поначалу ввел оперативников в ступор: что делать? Как оформлять находку? И почему получатель решил скрыть факт доставки, заявив его как стройматериалы? На все эти вопросы сыщики решили искать ответы в управлении Россельхознадзора по Хабаровскому краю и ЕАО.

— Пригласили на место специалистов Россельхознадзора и они нас озадачили еще больше. Шкуры были не маркированные и вообще перемещались с грубейшим нарушением ветеринарного законодательства и могут представлять потенциальную опасность для человека, так как не прошли необходимое исследование на всевозможные болезни, — продолжает сыщик. — Они даже не были упакованы: разбросаны по контейнерам, замерзшие, так как это были, как оказалось, мокро-соленые шкуры, так сказать, сырье для последующей переработки в кожу. Документов вообще не было никаких. Теперь мы понимали, почему в Хабаровск они приехали под видом стройматериалов.

В общем, груз описали и изъяли. Стали проводить проверку по факту нарушения статьи

238 УК РФ «Производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности». Но для начала нужно было установить того самого получателя таинственного груза и задать уже ему все вопросы относительно «секретной» перевозки. Сделали это довольно быстро.

Ящик Пандоры из ЕАО

Три контейнера с мокро-солеными шкурами приехали в дальневосточную столицу из Новосибирска в адрес биробиджанской компании ООО «Гэкам». О том, что в Биробиджане есть кожевенное производство, пожалуй, знают единицы, да можно сказать, никто не знает, даже сами биробиджанцы. А ведь по заверениям руководства «Гэкама», они являются инвестиционным предприятием для региона, аж с полуторамиллионым ежегодным налоговым отчислением в местный бюджет, да к тому же еще и с иностранным капиталом. Ведь владельцем предприятия является гражданин КНР.

Естественно, сыщики, исходя из того, в каком виде и под каким «соусом» пришел в адрес «Гэкама» груз, вполне закономерно предположили, что руководство кожевенного заводика уже не в первый раз могло привозить и перерабатывать сомнительные шкуры. Поэтому посмотреть на редкое для наших краев предприятие сыщики 17 декабря 2015 года отправились в компании сотрудников ОМОНа и специалистов Россельхознадзора.

Россельхознадзор предупреждает о потенциальной опасности от шкур неизвестного происхождения Фото: Василий ЗАДУНАЕВ

Россельхознадзор предупреждает о потенциальной опасности от шкур неизвестного происхождения. Фото: Василий ЗАДУНАЕВ

— Обыск прошел без сюрпризов, можно даже сказать, что наши догадки начали подтверждаться, так как на складе «Гэкама» мы обнаружили еще 182 тонны мокро-соленых шкур, из них около 35 тонн были уже переработаны в кожу, — вспоминает оперативный сотрудник транспортной полиции. — Никаких маркировок, никаких документов, никаких сертификатов безопасности — ничего руководство предприятия нам предоставить не смогло.

В итоге сотрудники транспортной полиции решили все изъять и, погрузив на машины, перевезли на ответственное хранение на другой склад. Зачем? Не проще ли было опечатать склад и все оставить до выяснения обстоятельств на хранении самого «Гэкам»?

— Это распространенная практика и законом это не возбраняется — изымать проходящие по материалам проверки или уголовного дела вещи и помещать их на ответхранение в другое место, так сказать, передать лицу, не заинтересованному в исходе дела, — объясняет «КП-Хабаровск» Андрей Орешкин, начальник ОЭБиПК УТ МВД по ДФО. — Что наши сотрудники и сделали, доверив хранение компании ООО «ВиСын», с которой у нашего управления договорные обязательства и у которой имеется соответствующая возможность хранить подобные вещи, к тому же ее склады были в последующем осмотрены и сотрудниками Россельхознадзора.

Документы, которые как бы есть

Тем не менее именно изъятие и стало камнем преткновения, что привело к разборкам между пятью федеральными ведомствами. И борьба за шкуры развернулась нешуточная. В первую очередь это очень сильно возмутило начальника управления ветеринарного надзора Еврейской автономной области Галину Дзюба.

— Я возмущена тем, что меня никто не предупредил об этом мероприятии — шкуры, которые представляют потенциальную опасность для населения, так как мы не знаем, откуда они, и не проверялись на сибире-язвенную болезнь, перевозили через весь город без сопровождения специалистов ветнадзора, — искренне негодовала 11 марта в беседе с журналистом «Комсомольской правды» Галина Дзюба. — Я буду предъявлять сотрудникам транспортной полиции претензии на сей счет. Почему Россельхознадзор и полиция уже три месяца не принимает никакого решения, не проведут исследования, не уничтожат. Сейчас у меня посреди города лежат почти 200 тонн непонятных шкур, а ведь скоро плюсовые температуры.

— Почему сами не проведете? — интересуюсь.

— А нас отстранила прокуратура, там же материалы проверки по уголовному делу, а мои специалисты на отбор проб в качестве экспертов допуска не имеют, в частном порядке мы можем, а вот в данном случае — нет, — объясняет Галина Дзюба.

— А что предприятие «Гэкам»? К нему у вас когда-нибудь были претензии?

— Ну, я, собственно, на нем и не была ни разу, за все два года, что оно существует. Как-то мы приезжали, но нас не пустили. И вообще там какие-то разногласия между учредителями произошли. Но мне без разницы, кто сейчас руководит «Гэкамом», главное, чтобы работали по закону, — акцентировала в финале нашего разговора начальник областного ветнадзора.

Вот именно. Золотые слова — главное, чтобы все работали по закону. Так, действительно, почему же Россельхознадзор и транспортная полиция уже больше трех месяцев «маринуют» шкуры и не дают инвестиционному предприятию работать и развиваться?

— Просто за все эти месяцы «Гэкаму» так и не удалось нам предоставить документы, подтверждающие, что шкуры, даже те, что находились у них на складе, действительно принадлежат им, то есть: где, когда и у кого были ими приобретены? — констатирует Андрей Орешкин. — А то, что они хранились у них на складе, не свидетельствует, что это их собственность. К тому же мы неоднократно направляли материалы для принятия решения в Россельхознадзор, который и должен дать свое заключение по шкурам.

Специалисты Россельхознадзора в свою очередь тоже упирают на то, что нет прямых доказательств того, что шкуры принадлежат именно «Гэкаму», а ведь по закону исследование должно проходить за счет владельца груза.

— Удовольствие это не дешевое, можно сказать, очень не дешевое. Исследование одной шкуры стоит порядка 1000 рублей, а может, и больше. На складе у «Гэкама» необследованных шкур было изъято более 10 (!) тысяч, а еще те, что в контейнерах. У нас нет таких денег, чтобы провести экспертизу, — комментирует «КП-Хабаровск» Кирилл Рябцев, отдел пограничного ветеринарного контроля на Государственной границе и транспорте. — Да, мы «Гэкам» по двум протоколам привлекли к административной ответственности в рамках части 1 статьи 10.8 КоАП РФ за нарушение ветеринарно-санитарных правил, и они уплатили эти штрафы. Но откуда эти шкуры взялись у них, если речь вести о тех, что были изъяты на складе, мы так и не знаем до сих пор. А по тем, что были обнаружены в контейнерах, под видом стройматериалов, у нас еще больше вопросов.

Те же шкуры, только в профиль

«Гэкам», естественно, начал биться за шкуры, и убежденный в том, что сотрудники транспортной полиции изъяли сырье незаконно, подал заявление в транспортную прокуратуру. Цель была одна — во что бы то ни стало вернуть шкуры, стоимость которых оценивается примерно в 35 миллионов рублей.

— Мы считаем изъятие шкур незаконным, у нас все документы есть. Все, что от нас просили, мы предоставили, те же транспортные накладные и вообще все это было инициировано нашими бывшими партнерами из ООО «Амуррыбторга», а сотрудники транспортной полиции работают по их нравоучению, — комментировал ситуацию со шкурами звонивший в редакцию «КП-Хабаровск» Сергей Симонов, генеральный директор ООО «Гэкам».

Однако документальных доказательств того, что сомнительные шкуры изъяты лишь по нравоучению экс-партнеров, руководство «Гэкам» предоставить не смогло.

— Транспортным прокурором тщательно было рассмотрено заявление «Гэкама», были запрошены материалы доследственной проверки у полиции, — комментирует Елена Барсукова, старший помощник дальневосточного транспортного прокурора. — По итогам прокурорской проверки действия сотрудников транспортной полиции были признаны обоснованными и правомерными.

Но руководство «Гэкама» на этом не остановилось и подало заявление в полицию, теперь уже биробиджанскую, о якобы факте хищения шкур, находящихся на ответственном хранении на складе ООО «ВиСын», нет, не всех, а только маленькой части, около 5 тонн. На каком этапе пропали шкуры — неизвестно, но тут-то и началось самое интересное.

17 марта (какая-то роковая цифра для шкур) сотрудники Биробиджанского ОВД приехали на склад ООО «ВиСын» и совершили, можно сказать, юридический переворот — изъяли изъятое. Причем сделали это как-то очень коряво. Правда, они решили не обижать вниманием областное управление ветеринарного надзора, руководителя которого так возмущало перемещение шкур без их ведома, и заручились одобрением на перевозку шкур.

По просьбе полицейских, Галина Дзюба, в силу своих должностных полномочий, понимая, что данный груз является потенциально опасным и лишний раз по территории города его лучше не перемещать, тем не менее согласовала транспортировку шкур. И куда бы вы думали? На склад компании «Гэкам».

Правила с оговорочкой

А ведь буквально за несколько дней до этого Россельхознадзор официально уведомил всех заинтересованных лиц, что шкуры необходимо изолировать и не допускать контакта с окружающей средой, людьми и перемещать в пределах города. Однако Галина Дзюба утверждает, что не знала о распоряжении надзирающего над ее управлением органа.

— Она уже в силу своей должности должна понимать, что, разрешая перевозку шкур по Биробиджану, которые потенциально могут быть заражены сибирской язвой, фактически подвергает опасности местное население. Для чего мы и рассылали предупреждение о том, чтобы склад, где они хранились у ООО «ВиСын», закрыли и никого туда не пускали? — негодует Михаил Олейников, руководитель Россельхознадзора. — А в итоге она дала разрешение, да и делалось это в рабочий день, когда количество людей на улицах областного центра максимально высокое.

 Фото: Василий ЗАДУНАЕВ

Фото: Василий ЗАДУНАЕВ

А ведь помнится, именно это и возмущало Галину Дзюбу в действиях сотрудников транспортной полиции. Так где же логика? Чем один склад отличается от другого? Сотрудники ООО «ВиСын», понимая, что сейчас в борьбе за шкуры между двумя управлениями полиций могут остаться крайними, решили сделать видеосъемку того, как происходило изъятие, кстати, полиция в лице оперативного сотрудника городского ОБЭП Виталия Ляш, тоже была предупреждена о распоряжении Россельхознадзора закрыть шкуры на амбарный замок.

— А что нам было делать? Кроме какой-то непонятной писульки нам полицейские Биробиджана, в лице оперативного сотрудника Ляш, ничего внятного не предъявили, даже контрольного взвешивания шкур не делали во время изъятия и протоколов никаких не составляли в нашем присутствии, — возмущается в телефонном разговоре с «Комсомолкой» Сергей Хромин, официальный представитель компании «Висын». — Что они там наизымали, нам вообще не понятно, просто загнали машины, погрузили шкуры и увезли. В связи с этим мы были вынуждены обратиться с заявлением о произволе сотрудников территориальной полиции в следственный комитет и прокуратуру.

Поэтому и снимали что могли и как могли, чтобы потом иметь хоть какие-то доказательства в свою защиту, ведь мы, получается, по закону, до сих пор несем ответственность за это имущество перед транспортной полицией, которая его изначально и изымала.

На видеозаписи четко видно, что о соблюдении каких-то правил санитарной безопасности и речи нет. Шкуры ничем не закрывают, люди не находятся в масках или спецзащитных костюмах, а груженные вещдоками машины разъезжают по городу с открытым кузовом. Как так? Почему такое пренебрежении к здоровью населения Биробиджана?

— Мне ничего об этих фактах не известно, — поспешила оправдаться Галина Дзюба. — Я по просьбе полиции отправила туда своих сотрудников и они мне об этих нарушениях не докладывали.

И тут же в разговоре признается, что все же видела ролик с машиной на одном из новостных сайтов ЕАО. И тем не менее даже после этого не отреагировала.

— У вас есть доказательства того, что все делалось с нарушениями? — апеллирует руководитель областного ветнадзора.

— Есть, и все это вы и Россельхознадзор увидите на сайте «КП-Хабаровск», — констатировали мы.

Возникает вопрос. Почему Галина Дзюба и ее сотрудники столь халатно отнеслись к перевозке груза? Ответ на него может дать тоже видео. На кадрах видно, что процессом погрузки активно руководит человек, очень сильно похожий на заместителя директора «Гэкама» ВладиславаКупермана.

Твоя моя не понимая

Куперман работает на китайских предпринимателей, не поверите, за 10 тысяч рублей в месяц и фактически ничего не знает о производстве, если учесть тот факт, что он даже не в курсе, что шкуры нельзя сушить на солнце. Кстати, Куперман, как он сам похвастался «Комсомолке», майор полиции в отставке и, как оказалось, он не единственный из бывших полицейских, кто работает на ООО «Гэкам». Активно сотрудничает с кожевенным заводиком бывший начальник УБЭП области Александр Шевченко и по совместительству экс-шеф оперативника Ляшь, что изымал шкуры со склада ООО «ВиСын». А вот юридическую поддержку «Гэкаму» по договору осуществляет контора, где трудится Михаил Пнев, сын руководителя следственного управления области. Интересно на каком основании Куперман участвовал в следственных действиях?

Есть и еще ряд риторических вопросов к полиции Биробиджана. Например: каким образом они установили то, что не смогли установить за несколько месяцев их коллеги из УТ МВД по ДФО и Россельхознадзора, а именно какие правоустанавливающие документы доказывают тот факт, что изъятые со склада шкуры действительно являются имуществом ООО «Гэкам»? Как был установлен факт пропажи? Ведь шкуры только взвешивались, вручную их никто не пересчитывал? А, извините, если взять ГОСТ по хранению мокро-соленых шкур, то у данного вида сырья существует так называемый естественный процент усушки. Это как с мокрым бельем. Когда вы его постирали, оно, естественно, тяжелее за счет воды, а когда высыхает, то становится легче, но это не значит, что у вас его украли.

И теперь самое интересное. Через несколько дней, после того, как «Гэкам» наконец-то с боем вернул шкуры на родной склад, пломбы были сорваны и сотрудники ветнадзора начали брать с них пробы.

— А на каком основании ваши специалисты сейчас берут пробы со шкур, ведь они же не имеют на это права? — поинтересовались мы у Галины Дзюбы.

— Ну, к нам обратился в частном порядке «Гэкам», — объясняет руководитель ветнадзора. — В качестве экспертов они этого делать не могут, а вот по частным обращениям им не возбраняется.

— Так это же вещественные доказательства по уголовному делу, их в принципе нельзя трогать, видоизменять или перемещать, — недоумеваем. — Кто вам это разрешил?

— Ну, «Гэкам» там со следствием договаривался, — пытается объяснить руководитель.

— А вы вообще видели письменное разрешение от следственных органов на подобные манипуляции с вещдоками? — продолжаем допытываться.

— Нет, я такого документа не видела, — сделав паузу, отвечает Галина Дзюба.

— Так как же вы начали работать, на слово, что ли, поверили «Гэкаму»? — интересуемся.

— А мы тут при чем? Это их дело со следствием договориться, — возмущается руководитель ветнадзора. — «Гэкам» нам заявку сделал — мы работаем, а они потом исследование за свой счет будут делать.

Да и правда, зачем должностному лицу, руководителю целого управления, зная, что по шкурам идут такие разборки, заморачиваться на такие мелочи, как спрашивать разрешение от следователей на работу с вещдоками. Да и следователям Биробиджана заботиться о соблюдении установленных законом требований при проведении обысков, следственных действий и изъятий вещественных доказательств, видимо, тоже не стоит. Как и руководству «Гэкама» обзавестись достоверными фактами перед тем, как заявлять в СМИ о том, что полицейские требуют взятки с законопослушных предпринимателей, которые, напомним, дважды, как минимум, попались на нарушении ветеринарно-санитарного законодательства, за что уже понесли наказание и этого не отрицают.

— Да, нас наказали и мы уплатили штрафы, — комментирует Владислав Куперман, — И вообще вся эта история — дело рук бывших партнеров, мы их уличили в мошенничестве.

Тем не менее факт остается фактом: сейчас посреди Биробиджана лежит куча непонятного сырья, имеющего потенциальную опасность для населения и такая же кучка поменьше хранится в Хабаровске.

Мы обязательно продолжим следить за ситуацией. Ведь так пока и не ясно до конца, что с этим всем добром будет происходить и как развернется конфликт между пятью федеральными ведомствами, особенно если учесть, что скоро число заинтересованных структур увеличится, ведь в дело уже вмешался следственный комитет.

Что до «Гэкама», то представители «Комсомольской правды» в рамках другого материала, который мы готовили как раз о инвестиционной привлекательности региона, побывали на кожевенном заводике. И первое, что нас смутило, — на серых обшарпанных воротах инвестиционного предприятия, коим себя позиционирует сам «Гэкам», нет даже вывески.

Юлия Коршун.

Исходный материал газеты можно прочитать здесь : http://www.hab.kp.ru/daily/26511/3379950/.

Наш блог в Яндекс Дзен

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.